Выберите свой город

От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

газета "Российская торговля". Виктор Носов: «Факторинг – это шанс для тысяч торговых компаний»

Впервые о факторинге, как об инструменте финансовой поддержки российских предприятий, мы узнали из плана антикризисных мер Правительства РФ, опубликованного в ноябре 2008 года. В апреле 2009 года президент Дмитрий Медведев подписал закон, отменяющий обязательное лицензирование факторинговой деятельности. Тогда же стало понятно, что на российском рынке факторинга появился новый лидер – Промсвязьбанк, чье оборот по факторингу в прошлом году превысил 143 млрд рублей. «РТ» беседует с директором департамента факторинговых операций Промсвязьбанка Виктором Носовым о перспективах факторинга в торговой деятельности.

- Виктор Александрович, судя по Вашим высказываниям в СМИ, в нынешнем году лидер рынка задался целью продвижения факторинга в торговле. В чем причина такого внимания к отрасли?

- Факторинг исторически тесно связан с торговлей. Первая в мире факторинговая организация, House of Factors, созданная в Великобритании три века назад, финансировала торговцев сукном, поставлявших свои товары с отсрочкой платежа. Сегодня в России на долю торговли приходится до 80% оборота по факторингу. В Германии, например, факторинг вообще считается не кредитной сделкой, а торговой.

- А у нас?

- В России факторинг не имеет самостоятельного законодательного определения, поэтому услуга предоставляется на основе главы 43 части второй ГК РФ – «Финансирование под уступку денежного требования».

- А как же формулировка антикризисной программы «целевое кредитование под расчеты за поставленную продукцию»? Выходит, она неверна?

- Она неточна. Факторинг – это комплексная услуга, в которую, помимо финансирования под уступку денежного требования, входит еще и управление дебиторской задолженностью, и информационно-аналитическое обеспечение, и консалтинг.

- Зачем торговле нужен факторинг?

- Чтобы развиваться даже в кризис, не сбавлять обороты. Сегодня все больше поставок в розницу идет с отсрочкой платежа, которая достигает 90 дней. В таких условиях без факторинга поставщик запросто получит кассовый разрыв и угрозу банкротства, а с факторингом инкассирует до 90% выручки в течение 3 дней и увеличит поставки. Для тысяч торговых компаний факторинг – это шанс остаться в бизнесе.

- Так ли все просто?

- Просто не все. На продукцию компании, использующей факторинг, должен быть спрос, она должна быть дешевой, качественной и необходимой людям, как хлеб, чай или нижнее белье.

- Вы читали проект закона о торговле? В нем впервые предложено законодательно ввести максимальную отсрочку платежа на продукты питания. Означает ли это, что факторинг поставщикам скоропортящихся продуктов будет не нужен?

- Проект закона мы читали, правили на ранних стадиях, и сам факт появления в нем пунктов о максимальной отсрочке считаем позитивным сигналом для поставщиков продуктов питания. Но, во-первых, в торговые сети поставляются не только продукты питания, есть целый сегмент non-food с триллионными годовыми оборотами. Во-вторых, строгость законов в России часто компенсируется необязательностью их исполнения. Летом мы провели опрос финансовых аналитиков потребительского сектора, большинство из них уверены, что торговые сети найдут способ не платить в течение 10 дней, указанных в проекте закона о торговле.

- Говорят, что торговые сети вообще настороженно относятся к факторингу. С чем это связано?

- С тем, что мы финансируем их поставщиков, а взамен требуем, чтобы поставки оплачивались аккуратно и в срок. Мы для розницы – дисциплинирующий фактор, нас ретро-бонусом не напугаешь, для нас прозрачность торговли – один из ключевых приоритетов развития факторингового бизнеса.

- Об этом ваш доклад на Агропромышленном форуме World Food-2009?

- В том числе об этом. А также о том, что без факторинга многие поставщики не пережили бы кризис. Когда сети в прошлом году приостановили платежи и увеличили отсрочки, им казалось, что они повышают свой финансовый результат. Когда по весне в сетях начали пустеть полки, стало понятно, что бороться нужно за покупателя, чем за проценты прибыли. А борьба за покупателя – это правильный выбор правильных поставщиков. И факторинг – действенный инструменты их поддержки. Наш диалог с торговыми сетями начался не так давно, но в нем уже наметились определенные подвижки и понимание того, что розница и факторинг очень тесно взаимосвязаны.

- Можете назвать долю факторинга в оборотах розницы?

- Она чуть больше 4% по итогам прошлого года, если опираться на данные Минэкономики. Если брать только организованные продажи, то есть торговые сети, доля факторинга составит 14%.

- Это много в сравнении с мировой практикой?

- Это ничтожно мало, в странах ЕС доля факторинга в розничной торговле достигает 40%. Например, в Испании в прошлом году было 20%.