Выберите свой город

От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

Континент Сибирь (Новосибирск). Факторы ослабляют гайки

Текущий год стал для рынка факторинга особенно богатым на события. В конце 2008-го — начале 2009 года с него ушли два ведущих игрока, а список потенциальных клиентов резко сократился, тогда как число желающих получить этот инструмент финансирования резко возросло. В результате факторы развернули ценовую войну за низкорисковых партнеров. Впрочем, эксперты заявляют, что сейчас ситуация начинает стабилизироваться, и ожидают роста оборотов по факторинговым сделкам в IV квартале.

Запустение и войны

Одними из самых ярких тенденций рынка факторинга в текущем году, к сожалению, стали отрицательный тренд его роста и резкое сжатие спроса/предложения. Эксперты объясняют это снижением деловой активности в экономике в целом, ухудшением платежной дисциплины в торговых цепочках, переходом на оплату по факту отгрузки или предоплату, а также уходом с рынка отдельных игроков. Напомним: в IV квартале минувшего года из бизнеса вышел бывший лидер среди факторов «Еврокоммерц», а владельцем факторингового направления банка «Траст», который тоже был среди лидеров, стал Банк ВТБ, вскоре создавший собственное подразделение ВТБ Факторинг. «Кроме того, рынок покинули те факторинговые компании, бизнес-модель которых была ориентирована на агрессивное надувание портфеля, а не на долгосрочное развитие. Речь идет о провайдерах факторинговых услуг, оказывавших их всем и каждому. При этом они не проводили ни оценку покупателей клиентов, ни самих клиентов должным образом и не работали с качеством уступаемой дебиторской задолженности на протяжении всего срока факторингового обслуживания, — комментирует ситуацию руководитель управления продуктовым рядом и инновациями НФК Корнелиу Робу. — От этого пострадали все — и участники рынка, и пользователи услуг, и инвесторы. Надеюсь, что рынок хорошо усвоил этот урок».

По данным «Эксперт РА», объем рынка факторинга в первом полугодии 2009 года составил 170 млрд рублей, что вдвое меньше, чем в первом полугодии 2008-го. Лидеры рынка — ОАО «Промсвязьбанк», ЗАО «Банк НФК», «Петрокоммерц», ЗАО «ТрансКредитФакторинг», ОАО «АКБ Металлинвестбанк».

Как результат, по оценкам экспертов НФК, в первом полугодии 2009 года рынок потерял порядка 50% своего объема по отношению к аналогичному периоду 2008 года. Впрочем, некоторые игроки сумели извлечь выгоду даже из падения рынка. Так, управляющая Новосибирским филиалом Промсвязьбанка Елена Гончарова отмечает, что из-за этого запустения на рынке в ряде городов Промсвязьбанк оказался единственной организацией, предоставляющей факторинг с финансированием. И, естественно, не преминул этим воспользоваться.

Другая тенденция 2009 года, о которой заявили собеседники «КС», — ужесточение системы риск-менеджмента большинством игроков рынка. «Натерпевшись страху в прошлом году, когда мы стали свидетелями фактического банкротства крупнейшего игрока рынка, пренебрегавшего элементарными процедурами риск-менеджмента, факторинговые компании закрутили гайки. Теперь они подходят к оценке клиентов и их дебиторов очень скрупулезно и тщательно, — констатирует господин Робу. — Ужесточившиеся стандарты управления рисками привели к тому, что предложение стало концентрироваться в низкорисковом сегменте (с точки зрения факторинга это компании, отгружающие товары повседневного спроса в адрес сетевых ритейлеров), за который развернуло ценовую борьбу большинство факторинговых компаний. Однако эти «войны» не могут длиться долго, и участники факторингового рынка вскоре будут вынуждены обратить свой взор в сторону других клиентских сегментов, надежность которых менее очевидна по сравнению с теми, кто производит и реализует FMCG».

К тенденциям гендиректор филиала Банка Сосьете Женераль Восток в Новосибирске Игорь Смуров относит смещение акцентов в пользу регрессного факторинга и рост ставок. По его словам, это объясняется как общим удорожанием кредитных ресурсов на рынке, так и тем, что страховые компании исключили из своей практики страхование экономических рисков, поэтому безрегрессный факторинг оказался недоступен. А гендиректор ВТБ Факторинг Дмитрий Пятаков добавляет, что у специализированных факторинговых компаний во время кризиса возникли сложности с привлечением ресурсов: деньги стоят дороже, а доступ к ним снизился. Как результат, произошло перераспределение игроков на рынке факторинга в пользу банков. Доля банков-факторов в зависимости от объемов уступленных требований увеличилась с 65% в первом полугодии 2008 года до 88% в аналогичном периоде 2009-го. Но и у них возникли проблемы: ухудшение качества активов привело к необходимости создания дополнительных резервов для обеспечения положительного прироста портфелей, и не все банки были к этому готовы. В наиболее выгодных условиях в такой ситуации оказались дочерние факторинговые компании банков благодаря доступу к пассивной базе банка и отсутствию обязательств по резервированию.

Впрочем, сейчас наметилась обратная тенденция в формировании цены за услуги факторов. Дмитрий Пятаков связывает это со снижением стоимости привлеченных ресурсов по сравнению с концом 2008-го и началом 2009 года, а также с увеличением конкуренции на рынке факторинговых услуг. Елена Гончарова также говорит о снижении ставок факторинговых тарифов: «Если в середине года мы начали использовать дифференцированный подход к установлению тарифа в рамках принятой ранее единой сетки, то осенью уже можно говорить о снижении ставок для всех клиентов».

Хотят, но не могут

Опрошенные «КС» представители факторинговых компаний заявили, что спрос на их услуги вырос. По наблюдениям Елены Гончаровой, в первой половине года основным мотивом обращения за факторингом были сложности с оборотным капиталом: компании искали дополнительные источники финансирования — «оборотки» — и находили их в факторинге. Как результат, факторинг стал инструментом роста, ускорения финансового и товарного оборота: компании в основном добились финансовой устойчивости и сконцентрировались на увеличении доли рынка, создании и использовании дополнительных конкурентных преимуществ. «У тех, кто факторингом не пользуется, сегодня гораздо меньше шансов увеличить свое присутствие в сегментах, где из-за ухода игроков временно снизилась конкуренция», — констатирует собеседник «КС». «Меньшая доступность кредитных продуктов вынудила многие компании обратить свое внимание на альтернативные инструменты привлечения денежных средств, в том числе на факторинг. Особенно наглядно это можно было увидеть в конце прошлого — начале текущего года, — отмечает начальник управления факторинговых операций НОМОС-БАНКа Владимир Колодяжный. — Однако многих здесь ждало разочарование: практически все факторы, адекватно отвечая на сложившиеся тенденции рынка, проявляли интерес только к наиболее ликвидной дебиторке, оставив за бортом клиентов, не обладающих таковой».

Корнелиу Робу оценивает состояние спроса более скептически. По его словам, тем клиентам, которым в принципе недоступен кредит, вряд ли будет доступен факторинг, так как это не альтернатива кредиту, а его удачное дополнение, которое направляется на пополнение оборотных средств компании. В то же время господин Робу признает, что кризис поспособствовал повышению узнаваемости факторинга. В самый его разгар, когда компании испытывали острую необходимость в денежных средствах, но лишь единицы готовы были предоставить их реальному сектору, количество входящих звонков в центральном офисе зашкаливало за 20–30 в день. Вопрос был, конечно, в качестве потенциальных клиентов — оно оставляло желать лучшего, — но многие были вынуждены узнать о факторинге, находясь в поиске экстренного финансирования. Сейчас все вернулось на круги своя, и за факторингом обращаются те, кто понимает его добавленную стоимость, которая выражается в беззалоговом финансировании, возрастающем пропорционально росту продаж, в профессиональном управлении дебиторской задолженностью и покрытии рисков неплатежа покупателей. Хотя таковых гораздо меньше, чем до кризиса, который нанес ощутимый урон базе потенциальных клиентов.

Дмитрий Пятаков отмечает, что в целом на российском рынке число новых клиентов сократилось примерно в два раза, и на 30% уменьшилось среднее количество дебиторов, приходящееся на одного клиента. Тем не менее в ряде отраслей (например, в оптовой торговле товарами FMCG) конкуренция за клиентов усилилась. Кроме того, клиенты из наиболее факторабельных низкорисковых отраслей выбирают не одну факторинговую компанию, а сразу несколько, вынуждая факторов снижать ставки. Большинство участников рынка факторинга прекратило сотрудничество с клиентами из таких высокорискованных отраслей, как строительство, металлургия и др.

Рост или стагнация?

Перспективы восстановления и роста отечественного рынка факторинга сами факторы оценивают с разной долей оптимизма. К концу текущего года, по прогнозам экспертов НФК, совокупный оборот отрасли не превысит 360–380 млрд рублей, что почти в два раза меньше показателя 2008 года и фактически вернет рынок к объемным показателям 2006-го. В Промсвязьбанке полагают, что второе полугодие 2009-го окажется успешнее первого, а в 2010 году рынок восстановит динамику и будет увеличиваться примерно на 20% в год. Решающим фактором станут результаты IV квартала, который послужит своего рода индикатором настроения потребителей и бизнеса, покажет перспективы перехода от стагнации к дальнейшему росту в новом экономическом цикле. В ВТБ Факторинг в будущем году также ожидают роста спроса на факторинг, особенно в клиентском сегменте поставщиков — малого бизнеса. «Наш прогноз развития рынка оптимистичен: в следующем году при ситуации в мировой финансовой системе, аналогичной существующей, рынок факторинга начнет набирать обороты, и к концу 2010 года прирост составит не менее 20%», — говорит Дмитрий Пятаков.

«Спрос всецело зависит от состояния экономики. Если мы будем наблюдать возобновление экономического роста, который неизбежно приведет к росту потребления и, как следствие, к увеличению количества заказов у поставщиков, то спрос на услугу факторинга как одного из основных инструментов быстрого привлечения оборотного капитала начнет также увеличиваться, — комментирует ситуацию Владимир Колодяжный. — Если же ситуация не изменится, то рынок факторинга продолжит стагнировать, вынуждая поставщиков (тех, кто интересен факторам) прибегать к данной услуге только в исключительных случаях». А по мнению Корнелиу Робу, Россия еще долго будет находиться в числе стран с наименьшим проникновением факторинга в экономику, выражающимся в отношении объема рынка к ВВП страны. А это в свою очередь говорит об огромном неудовлетворенном спросе на услуги факторинговых компаний. «В условиях возросших кредитных рисков и ограниченной ликвидности для представителей малого и среднего бизнеса — классических пользователей факторинга — спрос на факторинговые продукты, связанные с управлением такими рисками и финансированием оборотного капитала, будет только расти. Но расти он начнет тогда, когда экономика продемонстрирует устойчивое тяготение к оживлению, поскольку факторинг по своей сути — это инструмент поддержания высоких темпов роста и развития при обеспечении достаточного уровня безопасности этого роста и развития», — резюмирует собеседник «КС».

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Доступны ли сегодня услуги факторинга?

Оксана Кулагина, начальник отдела привлечения ресурсов ГК «Обувь России»:

— Мы отмечаем, что со стороны факторов ужесточились требования к дебиторам. Факторинговые компании отказываются работать с мелкими компаниями, индивидуальными предпринимателями, чтобы снизить финансовые риски. Выставляют требования по минимальному товарообороту, который должен иметь дебитор в год, — цифры зачастую начинаются от 100 млн рублей. Среди наших оптовых клиентов много ИП, поэтому такое требование к дебиторам ограничивает наши возможности по использованию услуг факторинга. Кроме того, факторинговые компании ужесточили требования и к клиенту — поставщику товара. Обращают особое внимание на финансовые показатели и репутацию компании, оценивают финансовую стабильность предприятия. Подняли уровень минимальных ежемесячных отгрузок по факторингу, что автоматически отсеяло малый и средний бизнес, который раньше пользовался услугами факторинговых компаний. Еще один момент — выросла комиссия за факторинговое обслуживание.

Такие изменения в условиях предоставления факторинга привели к тому, что среди клиентов факторинговых компаний преимущественно остались представители крупного бизнеса, хотя потенциально интерес к факторингу есть и у средних, и у малых компаний.

Нашей компании данный инструмент интересен, тем более что мы его активно использовали с 2007-го до осени 2008 года, и это позволило нам активизировать работу оптового направления. В дальнейшем будем применять, если факторинговые компании станут более гибкими при формулировке требований к дебиторам и потенциальным клиентам.

Максим Якубенко, директор ЗАО «БФК»:

— Насчет возврата интереса к факторингу — не знаю. По-моему, он и до кризиса был весьма слабо распространен. Причина, наверное, в том, что это сложный и рисковый продукт для банков (отсутствие залога, финансовая непрозрачность многих предприятий, низкая платежная дисциплина), и немногие его серьезно продвигают.

У нас была попытка проведения факторинговой операции чуть больше года назад. Мы подготовили все документы, но банк отказался от сделки, изучив финансовое положение нашего клиента — строительной организации. Время от времени банки выходят на нас с предложениями о сотрудничестве по факторингу (в последний год гораздо реже), но мы не видим смысла этим заниматься: с дебиторской задолженностью строителей работать никто не хочет. В будущем, когда ситуация в строительной отрасли изменится, мы можем вернуться к этому вопросу.