Выберите свой город
От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

Континент Сибирь (Новосибирск) Инструменты для кризиса. Факторинг

Даже в «мирное» время, до середины 2008 года, многие компании, работающие в тандеме с поставщиками, испытывали проблемы, связанные с отсрочкой платежа. В ряде компаний отсрочка доходила до 120 дней, а в среднем по крупным сетям составляла 60–90 дней, что приводило к возникновению кассовых разрывов и дефициту оборотных средств. Как изменилась ситуация в кризис? Насколько охотно для решения возникших проблем сибирские компании использовали такой инструмент, как факторинг? На эту тему корреспондент «КС» побеседовал с участниками сибирского рынка.

Не для всех

«По классическому факторингу до кризиса компания могла получить отсрочку до 45 дней. После отгрузки товара поставщик предоставлял документы в банк и сразу получал около 90% от стоимости сделки. До истечения 45 дней покупатель должен был перечислить банку деньги, и банк возвращал вам остаток за вычетом своих комиссионных и процента. Это была идеальная схема, — вспоминает финансовый директор компании, занимающейся поставкой товаров народного потребления (ТНП), пожелавший остаться неназванным. — Если средства не перечислялись, то включался иной механизм. В нормальной факторинговой компании вашему партнеру давали еще 45 дней для выполнения обязательств. И только после этого срока наступал регресс, и вы должны были вернуть банку полученные от него 90%. Впрочем, такие случаи встречались достаточно редко».

В кризис ситуация изменилась. Отсрочка осталась, но ее сроки скорректировались. Причем тренды изменения были разнонаправленными. В среднем по рынку отсрочка сократилась в два раза, и то ее могли получить только те компании, к которым у производителей или крупных поставщиков сохранилось доверие. Большинство участников рынка перешло исключительно на предоплату или оплату за товар по факту. «У нас в компании отсрочка платежа в среднем сегодня составляет от 10 дней до месяца. Это вполне объяснимо и не связано напрямую с кризисом, так как среди наших клиентов — муниципальные структуры, Почта России, поставщики и производители медицинских препаратов, канцтоваров, периодики и т. д. В ряде случаев, согласно условиям выигранных нами тендеров, мы обязаны идти на уступки и предоставлять отсрочку платежа. Есть отсрочки и с годовым «стажем», но это долги мелких компаний, вопрос по получению которых решается в досудебном порядке и не влияет на нашу деятельность, — рассказывает финансовый директор группы компаний «Байт-Транзит» Ирина Минеева. — В то же время у нас есть партнеры — крупные коммерческие компании, которые чаще всего работают с нами по предоплате, а также есть заработанная за 17 лет деятельности на рынке транспортных услуг прибыль. В результате мы соблюдаем необходимый баланс в управлении финансами, и благодаря этому у нас в повседневной работе не возникает потребности в каких-либо дополнительных финансовых инструментах, в том числе факторинге».

К минусам, которые снижают привлекательность факторинга для сибирских компаний, в текущей ситуации собеседники «КС» отнесли тот факт, что использовать его во всех сделках как основной финансовый инструмент слишком дорого. Его стоимость существенно выше, чем стоимость стандартных кредитов для юрлиц. Как пояснили представители компаний, опрошенные «КС», факторинг можно с успехом применять, если вы в состоянии включить стоимость факторинговых услуг напрямую в цену вашего продукта, что позволит вам сразу же вернуть ваши средства в оборот. Однако это доступно только тем компаниям, которые являются сугубо логистическими для торговли. Например, монобрендовые компании, такие как «ДМС», — дистрибьютор Procter & Gamble. У них один поставщик, и его товар нигде, кроме как у них, купить невозможно. Они переходят на факторинг и повышают цену за товар на 1–2%, то есть вшивают его в себестоимость. Кроме того, факторинг могут себе позволить и компании, стоящие в цепочке с производителем. Им не так важны рентабельность и прибыль, важнее получить средства на закупку сырья и развитие производства. Если позиция такова, то вопрос цены услуги некритичен и не первичен. Если же вы — коммерческая организация, то, используя факторинг, вы по сути берете деньги дороже, чем раньше, но ваша ценовая модель при этом не меняется. Клиенты будут покупать ваш товар по прежней цене. Если вы решите ее повысить, то они просто найдут другого поставщика с более лояльным предложением. Это будет ваша проблема, что деньги для вас стали дороже. В такой ситуации вам решать, что делать — отказываться от факторинга или использовать его и терпеть как временное неудобство.

«Для текущей деятельности факторинг в России неприемлем, — соглашается Ирина Минеева. — Банк — это структура, которая дотошнее судебных инстанций. При продаже дебиторской задолженности они проверят все ваши документы и перетрясут всю вашу историю и историю вашего клиента за последние 3–5 лет. Если не совпадет хотя бы одна подпись, дебиторку просто не примут. Поэтому работать с факторингом по мелким контрактам неинтересно — слишком велики хлопоты. Кроме того, используя факторинг, мы теряем проценты, которые должны выплатить банку. Это от 10% до 30% годовых! На каждый день такая плата за риск слишком высока».

Начальник отдела привлечения ресурсов ГК «Обувь России» Оксана Кулагина говорит еще об одном минусе. По ее словам, условия предоставления услуг факторинговыми компаниями во время кризиса значительно изменились — повысились ставки, ужесточились требования к дебиторам. Так, факторинговые компании отказываются работать с мелкими компаниями, индивидуальными предпринимателями, чтобы снизить финансовые риски. Выставляют требования по минимальному товарообороту, который должен иметь дебитор в год. Цифры зачастую начинаются от 100 млн рублей. «Например, среди наших оптовых клиентов много ИП, поэтому такое требование к дебиторам ограничивает наши возможности по использованию услуг факторинга», — сетует госпожа Кулагина.

Подстраховаться и захватить

Тем не менее в ряде компаний «КС» заявили, что в конце 2008-го — 2009 году все-таки начали использовать в своей деятельности факторинг. Иногда на принятие этого решения оказывали влияние производители или крупные поставщики, обязавшие своих партнеров встроиться в факторинговые цепочки. Иногда это был выбор самой компании. «Для нас факторинг сегодня — это элемент страховки от кассовых разрывов. В кризис я его использовал при работе с конкретными торговыми сетями, чтобы подстраховаться от того, что они могут не заплатить за поставленную продукцию. Так что в моем случае это защита от недобросовестности партнера и возможность скорее получить деньги обратно в оборот, — пояснил топ-менеджер крупной компании — дистрибьютора ТНП. — Кстати, в факторинг, особенно сейчас, возьмут далеко не каждого покупателя и поставщика. Партнеры тщательно проверяют друг друга. Кроме того, их досконально изучает банк–фактор, что дает вам дополнительный рычаг давления на партнера. Если какая-либо сторона нарушает условия договора, «кидает» по факторингу много своих поставщиков, то она получает плохую репутацию, в том числе в банковском сообществе. Это сигнал для рынка, который никто не будет игнорировать».

Кроме того, участники рынка отметили, что факторинг сегодня вполне можно использовать для получения конкурентных преимуществ. «Если вы горите желанием захватить долю рынка, но у вас не хватает оборотных средств, нет залога, кроме как объем товара, который вы отгружаете, то для захвата вполне подойдет факторинг, — отметил один из собеседников «КС». — Для компании, которая будет способна поступиться своей прибылью или стремится совершить какой-то скачок и увеличить долю рынка, сегодня это единственный оптимальный инструмент. Но нужно четко просчитывать, чтобы стратегическая выгода от захвата перевешивала текущие расходы. Так недолго и заиграться».

Привлекательность факторинга для расширения сферы присутствия подтверждают и другие компании. Так, Оксана Кулагина отмечает, что в докризисный период ГК активно использовала факторинг, что позволило компании значительно активизировать работу по оптовому направлению. Опыт по внедрению системы факторинга был удачным, по многим оптовым клиентам удалось увеличить товарооборот. Данный инструмент удобен не только для компании-продавца, но и для покупателя, который получает существенную отсрочку платежа. В «Байт-Транзит-Континенте», который в этом году создал «дочку» — ООО «Контрейл-Байт-Сибирь», также отметили, что намерены использовать факторинг для увеличения масштабов бизнеса, расширения продаж. «Наша «дочка» будет осуществлять крупные перевозки грузов по железной дороге. Это масштабная программа, крупные контракты, требующие многомиллионных вложений, которых у нашей компании пока нет, а ОАО «РЖД» работает только по предоплате. Мы анализировали все финансовые инструменты, предлагающиеся сегодня на рынке, и поняли, что оптимальным вариантом является именно факторинг, — отметила Ирина Минеева. — Он нам необходим именно для того, чтобы наша компания заняла новую нишу в сфере транспортных услуг. Кредит в данной ситуации получить гораздо сложнее (величина кредита превышает возможности предприятия по предоставлению обязательного залога). Кроме того, факторинг — очень интересный инструмент для проведения экспортно-импортных операций. В ситуации с нашей дочерней фирмой он будет использоваться и для заключения именно таких сделок, так как в цепочке большие предоплатные платежи, в том числе и иностранным компаниям, осуществляющим морские перевозки. Банк-фактор тщательно проверяет покупателей груза и поставщиков услуг. Стоимость факторинга мы будем закладывать в цену контракта, но доля повышения некритична для наших клиентов-продавцов или покупателей, кроме того, есть возможность отнесения факторинговых услуг на себестоимость, что сэкономит налогооблагаемую прибыль, или часть расходов за факторинг можно заранее включить в стоимость товара».

Прислушаться к клиентам

«В факторинге в последнее время не было значительных изменений, в отличие от залогового кредитования, где ставки значительно снизились и продолжают падать примерно на 1% в месяц, — комментирует текущую ситуацию на рынке исполнительный директор сети магазинов «Посуда Центр» Игорь Васюков. — Ожидать заметного снижения ставок в ближайшей перспективе также нельзя, поскольку это гораздо более рискованный вид кредитования». Некоторые опрошенные «КС» участники рынка заметили снижение ставок, но не считают, что это приведет к повышению спроса на факторинг. «Ранее, когда кредитовали под 18%, факторинг стоил 25%, а в пик кризиса ставки доходили до 30–40%. Банки не скрывали, что эти деньги дорогие, и это было вполне объяснимо, так как по сути вас кредитовали только под поручительство без залога, — отметил один из собеседников «КС». — Сегодня минимальная ставка, под которую можно получить факторинг в Сибири, составляет 18–19% (без комиссии), а кредит юрлицу уже можно взять под 11–12%. Согласитесь, существенная разница, определяющая выбор».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ. Ольга Верочкина, начальник управления кредитования Новосибирского филиала ОАО «Промсвязьбанк»:

 — Действительно, за прошедший период (конец 2008 года — 2009 год) темп прироста объемов финансирования по факторингу сократился по сравнению с докризисным периодом. Данный момент не был связан с увеличением ставки по факторинговому обслуживанию (стоимость предоставляемых кредитных ресурсов выросла по всем банковским продуктам), скорее причина была в пересмотре самими поставщиками подходов к построению своего бизнеса для его максимальной оптимизации. В первую очередь были минимизированы риски неплатежей со стороны покупателей за счет сокращения сроков отсрочки платежей, а чаще — перехода на предоплатные условия расчетов.

 Банки-факторы в свою очередь ужесточили требования к рассмотрению финансового состояния не только поставщиков, но и покупателей, их платежной дисциплины, кредитной истории. Впрочем, в нашей практике данная процедура поставщиками воспринимается с пониманием. Не секрет, что до кризиса в портфелях поставщиков было достаточно много проблемных покупателей, задолженность которых изначально предполагалось «отдать» на откуп банку-фактору по безрегрессному факторингу. В кризис поставщикам пришлось пересмотреть свои контрактные портфели и подходить к выбору партнеров с точки зрения качества платежной дисциплины. Профессиональное мнение специалистов банка-фактора в отношении покупателей также стимулирует поставщиков выстраивать долгосрочные взаимоотношения с покупателями, формируя качественный работающий портфель заказов, а не ограничиваться разовыми отгрузками, перепродав впоследствии свою проблемную задолженность банку-фактору.

 В остальном условия предоставления финансирования по факторингу существенно не изменились. Факторы и ранее предоставляли различные условия обслуживания. Как правило, к финансированию принимаются отгрузки, осуществленные на основании договоров поставки, в условиях которых и прописаны сроки отсрочки платежей. В разовых случаях банк может скорректировать срок, на который будет предоставляться финансирование, но это будет только после подробного анализа товарооборота с данным покупателем за последний период.

 Что касается стоимости факторингового обслуживания, то она с начала года существенно снизилась и уже приблизилась к рыночной стоимости стандартных кредитных продуктов с учетом накладных расходов (различных комиссий, затрат на оформление и страхование залогов и т. д.). Подход к установлению предельного размера досрочного платежа не изменился, этот показатель составляет до 90% от суммы переданных поставок.

 Рынок оживает, и, по нашим оценкам, факторинг как финансовый инструмент, позволяющий быстро и качественно для бизнеса решить вопрос кассовых разрывов, в ближайшее время вновь займет свое приоритетное место в кредитных портфелях многих компаний.