Выберите свой город
От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

Деловой квартал (Нижний Новгород). Банки скованы залогами (Юлия Сухонина)

Кризисный период в десятки раз увеличил количество проблемных кредитов и, как следствие, изъятого залогового имущества, которое повисло мертвым грузом на балансе банков. Нижегородские банкиры склонны озаботиться продажей залогов, нежели создавать структуры по их управлению.

Банкиры любят пошутить, что лучший залог при кредитовании - это деньги на счету. Однако понимая анекдотичность этого утверждения, в качестве обеспечения кредита чаще всего кредитные учреждения рассматривают недвижимость, земельные участки, оборудование и даже товар. И перевести все это в деньги на счету иногда становится непростой задачей для банкиров.

Залоговые предпочтения в кризис изменились

Финансовый кризис мобилизовал банки, которые приступили буквально к сканированию всего своего портфеля, усилению кредитного риск-менеджмента, внимательному анализу финансового состояния заемщиков и залогов. Однако ранее выданные кредиты, когда банки еще были щедры, а цена квадратного метра недвижимости обгоняла самые сладкие сны банкиров, уже обернулись проблемами. Ситуация связана, прежде всего, с некогда популярными кредитами на развитие бизнеса. По данным независимых источников, с появлением невозвратов банкам достались в управление коммерческая недвижимость, промышленные объекты, складские помещения, торговые площади, земельные участки и оборудование. Из необычных залогов банковское сообщество традиционно вспоминает всякую всячину - начиная от самолетов, шелковых ковров и заканчивая торговыми сетями и табунами лошадей.

"Лучший залог - это имущество, не заложенное по пять раз", - смеется председатель правления ОАО "НБД-Банк" Александр Шаронов. Любимчиком в залоге по-прежнему остается недвижимость, хотя кризис внес свои коррективы в эти банковские пристрастия. "Если рассматривать в качестве залога недвижимость, неизбежно встает вопрос ликвидности. В ситуации кризиса, когда спрос и цены на недвижимость падают, стоимость такого залогового имущества, как складские и производственные помещения, резко снижается", - отмечает президент ОАО "АКБ Саровбизнесбанк" Ирина Алушкина.

Пример "Альфа-банка", который взял до апреля 2011 г. в залог бренд крупнейшей российской парфюмерно-косметической сети "Л’Этуаль", получившей в кредит 50 млн евро, нижегородских банкиров не вдохновляет. Они не готовы на такие экзотические залоги. "Разве у нас есть ликвидные бренды? Вот если бы был "Мерседес", - отметил Александр Шаронов.

В кризис банки потеряли интерес к такому залогу, как товар в обороте. Получить при просрочках у заемщиков в виде изъятого залога, например, йогурты или даже более долговечную в хранении и вполне ликвидную водку, банкиры не хотят. Председатель правления ОАО НКБ "Радиотехбанк" Лидия Кострова отмечает, что товар требует хранения и дальнейшей реализации, чем банки заниматься не могут. "Ну не в допофисе же хранить, правда?" - улыбается она.

Получить такой залог банкам тоже не всегда бывает просто. "Однажды приехали забирать заложенный товар, а заемщик показывает нам бумагу, заявление в милицию о том, что товар украден", - вспоминает г-н Шаронов.

Кстати, тему мошенничества со стороны заемщиков, намеренного банкротства банкиры поднимают практически в любой дискуссии о кредитах и их обеспечении. "Банкротство стало бизнесом для нечистоплотных фирм", - уверен управляющий филиалом банка "Уралсиб" в Нижнем Новгороде Марк Фельдман. А, по словам зампредседателя правления Волго-Вятского банка Сбербанка России Александра Лезова, Нижний Новгород вообще является чемпионом по намеренным банкротствам с целью ухода от долгов. Причем в отдельных случаях банки теряют и деньги, и залоги. "Можно потерять залог, по которому отсутствует процедура регистрации, исключающая возможность продать обеспечение - товар в обороте, оборудование, транспорт. Не случайно и требования Центробанка, а также внутренние методики банков предполагают более частую проверку подобных залогов. Такое "доверительное" обеспечение банки, как правило, берут у клиентов с хорошей кредитной историей и репутацией", - отметил председатель правления "Нижегородпромстройбанка" Василий Лебедев.

Продавать vs управлять

Даже избежав трудностей и получив заложенное имущество, банки уже не ставят вопрос продавать или управлять им. "Ответ однозначен. Банки любят только деньги", - говорит Марк Фельдман. Если отмести такие проблемы, как взыскание залога, его, возможно, упавшую ликвидность, остается главная - банкам неинтересно заниматься управлением активами: этот вид бизнеса никак нельзя отнести к основному для банков. Для этого нужно создавать дополнительную инфраструктуру, нести издержки. Такое могут себе позволить только крупные финансовые учреждения - управлять залогами им вполне по карману.

Нижегородские банкиры утверждают, что хотят работать в банках, а не в ломбардах. "На данный момент у нас нет необходимости в создании отдельной небанковской структуры для работы с залогами. Этим в текущем режиме занимаются специалисты банка", - сказал г-н Лебедев.

По словам г-на Лебедева, единого рецепта, как же поступить с залогом при возникших проблемах с кредитом, не существует: "Все зависит от ситуации и от самого залога. Но в первую очередь банк настроен на мирное урегулирование вопроса погашения кредита. Решение об обращении взыскания на заложенное имущество рассматривается в самом крайнем случае". Как отметила г-жа Алушкина, поскольку залог оценивается с существенным понижающим коэффициентом, клиенту невыгодно его терять. Банку же, в том числе и по вышеназванным причинам, невыгодно его получать.

Мудрые банки пойдут на реструктуризацию долга, так как отсутствие гибкости по отношению к клиенту, отбор залогового имущества может обернуться не только возвратом средств, но и потерей клиентов. Большая часть неудавшихся акционеров и менеджеров прогоревших компаний-заемщиков вновь окажутся на рынке. И они больше не пойдут в этот банк, кредитуясь в другом.

Общей окружной или региональной базы по залоговому имуществу, выставленному на продажу, нижегородские банки не имеют, предпочитая пользоваться федеральными площадками. Понятно, что устраивая аукционы, банки забывают о дисконтах и стараются вернуть деньги с лихвой, то есть минимум - окупить НДС и затраты на содержание объектов, а максимум - еще и получить прибыль. "Там лучше повесить табличку "Торг уместен", а то никто ничего не купит по предложенным ценам", - отметил председатель правления ООО Коммерческий банк "Богородский" Михаил Тимофеев.

Впрочем, продажа полученного имущества тоже не всем видится идеальным выходом из ситуации. По словам г-на Фельдмана, сейчас время не продавать, а покупать: "Помню, как появились в нашем регионе бизнесмены, которые хотели заниматься реализацией залогов. Ну и где они теперь?".

Эксперты отмечают, что многие российские банки в настоящее время не могут похвастаться высокой эффективностью управления непрофильными активами. Это отрицательно сказывается на их капитализации и устойчивости. В итоге банки идут или на создание специализированных подразделений, или начинают торговлю залогами. Однако при необходимости обратить залог в наличные деньги банки сталкиваются с проблемами. Чтобы покрыть убытки, банки вынуждены применять значительно больший дисконт к новым залогам, что, в итоге, сильно осложняет жизнь заемщикам. Но бизнес не может обойтись без банковских инструментов, а кредиторы имеют в арсенале не только залоговое кредитование.

Развивать беззалоговые инструменты готовы немногие

Нежелание связываться с залогами и необходимость продолжать кредитование заставляют банкиров задуматься о беззалоговых инструментах. И тут в ход идет факторинг, который банкиры сравнивают с подкормкой курицы, несущей золотые яйца. Просто пока не все готовы этим заниматься. Большинство региональных банков настороженно относятся к беззалоговому кредитованию, кивая на проблемы с обеспеченными кредитами. Требование четкого соблюдения финансовой дисциплины также пугает многих кредиторов. Не каждый банк может похвастаться широкой базой данных о компаниях - такое под силу структуре с разветвленной сетью филиалов по всей России. Руководитель направления факторинга нижегородского филиала Промсвязьбанка Ирина Горшкова считает, что это направление может рассматриваться бизнес-структурами как альтернатива залогового кредитования. С коллегой согласился и зампред правления Волго-Вятского банка Сбербанка России г-н Лезов, считающий, что это направление имеет перспективы.

По словам экспертов, во втором полугодии 2009 г. рынок факторинга оживился: участники начали смягчать условия финансирования, в свою очередь активизировался спрос со стороны компаний, устоявших в наиболее острые стадии кризиса. Как подсчитали аналитики российской Ассоциации факторинговых компаний (АФК), наиболее "успешным" для рынка выдался четвертый квартал 2009 г.

По данным проведенного специалистами АФК исследования, оборот компаний-респондентов к концу 2009 г. достиг 309,8 млрд руб. Это соответствует общему объему рынка факторинга - 320-330 млрд руб. Причем в четвертом квартале оборот вырос на 45% по сравнению с показателями за девять месяцев минувшего года.

Стоит отметить, что именно Промсвязьбанк возглавил список российских факторов после того, как в 2008 г. обанкротился один из крупнейших игроков рынка факторинговых услуг - ФК "Еврокоммерц". Эта позиция сохранилась за Промсвязьбанком и в 2009 г. В Нижегородской области Промсвязьбанк обслуживает около 30 групп компаний. В докризисном 2007 г. банк имел портфель в 200 млн руб, непосредственно перед кризисом был рост до 700 млн руб, а в 2009 - 500 млн руб. При этом отрыв лидера от ближайших преследователей не оставляет им шансов стать чемпионами в течение ближайших 3-4 лет. Возможно, именно поэтому другие участники финансового рынка полны скепсиса и не стремятся развивать это направление, ссылаясь на риски и выражая готовность работать с залогами.

"Клиентам, у которых недостаточный залог или он вовсе отсутствует, мы можем предложить инструменты для пополнения оборотного капитала, давно и успешно применяемые в мировой практике. Тем более что ставки по факторинговому обслуживанию уже практически сравнялись со ставками по кредитованию", - отметила г-жа Горшкова. Она выразила уверенность, что особенно факторинг актуален для предприятий оптовой торговли, занимающихся поставками продуктов и товаров в крупнейшие сетевые розничные магазины. Именно на этот сектор традиционно приходится основная доля финансированных сделок. Кроме того, ритейл по сравнению с другими секторами экономики подвергся наименьшему негативному влиянию кризиса. Согласно информации АФК в 2009 г. оптовая торговля заняла долю в 61% в общем обороте факторинга в России.

По словам Ирины Горшковой, факторинг не отменяет индивидуального подхода к клиенту, который сам решит, брать ли ему периодически кредит, изыскивая необходимый залог, или продавать товар по предоплате, используя услуги факторинга.