Выберите свой город
От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

РБК. Виктор Носов: Рынок факторинга сформировался

По мере развития российского финансового рынка те или иные его сегменты становятся популярными как у профессионального сообщества, так и у клиентов. Однако прежде чем стать "модным трендом", услуга продвигается небольшой группой энтузиастов, к которым поначалу относятся с недоверием. Позднее рискованное начинание вырастает в прибыльный бизнес, а "кучка фанатиков" превращается в лидеров рынка. Одним из таких привлекательных и высокомаржинальных сегментов на рынке финансовых услуг сегодня считается факторинг. О тенденциях и проблемах факторинга РБК беседует с представителем одного из старейших участников этого рынка - вице-президентом, директором департамента факторинговых операций ОАО "Промсвязьбанк" Виктором Носовым.

РБК: Виктор Александрович, расскажите о сегодняшнем состоянии рынка факторинга. Что происходит в этом сегменте финансовых услуг?

Виктор Носов: Надо сказать, что рынок факторинга начал активно развиваться в России после кризиса 1998 года. В тот период там был только один крупный игрок, который контролировал 95% рынка факторинга. Рынок развивался, но никакой статистики по нему никто не вел и никаких оценок не проводил. Поэтому вплоть до 2004 года, когда было проведено первое более-менее полное исследование по рынку факторинга, сказать, что там происходило, можно лишь приблизительно. В 2007 году была создана Ассоциация факторинговых компаний, а через два года она начала активно работать. На сегодняшний день можно сказать, что рынок факторинга сформировался. Если раньше клиент пугался слова "факторинг", то сегодня к нам приходит клиент, который уже обошел много факторов и сам ищет, где ему будет удобнее. Теперь про рынок факторинга пишут обзоры, составляют рейтинги факторов, то есть проявляют к нам интерес, и это не может не радовать.

С другой стороны, пока рынок формировался, он рос очень активно – 70-80% в год, а когда случился кризис 2008 года, рынок не просто сократился, а резко рухнул – на 40 с лишним процентов. Остаток 2008 года и весь 2009 год был знаменателен тем, что рынок кардинально менялся: многие игроки ушли, а те, кто не ушел, заняли выжидательную позицию. Мы за это время усилили свою позицию на рынке и заняли 34% рынка. Это произошло потому, что мы продолжали работать в условиях кризиса, а наши конкуренты зачастую не знали, что делать. И вот в 2011 году рынок вышел на докризисный уровень, увеличившись за год, по разным данным, на 76-82%.

РБК: Вы сказали, что во время кризиса много компаний ушли с рынка. Сколько сейчас основных крупных игроков?

В.Н.: До кризиса среди наших конкурентов были "Еврокоммерц" и "Траст". После кризиса расстановка сил поменялась: "Еврокоммерц" ушел с рынка, команду "Траста" купила группа "ВТБ". Кроме того, на рынок факторинга вышел Альфа-банк. Сегодня именно "ВТБ-факторинг" и Альфа-банк являются нашими основными конкурентами.

РБК: Получается, кризис сильно изменил расстановку сил на рынке факторинга. В чем особенность работы с рисками в этой сфере? Это похоже на долговой рынок?

В.Н.:
Не стоит сравнивать наш рынок с кредитным. Несмотря на то, что у нас договорные отношения с поставщиком, риски мы принимаем на дебитора. Все риски рассматриваются в контексте отношений между поставщиком и дебитором, поэтому очень большое значение имеет то, как работает подразделение, занимающееся управлением дебиторской задолженностью. Отдельные игроки просто финансируют поставщика, закрывая глаза на то, что происходит с дебитором. Это путь в никуда. У нас очень хорошая команда по работе с "дебиторкой", они в бизнес клиента погружаются полностью: выезжают на место, знакомятся с дебитором, разъясняют ему, в чем факторинг будет состоять, делают сверку, выезжают к дебитору в процессе работы. То есть дебитор – наш друг. Мы его воспринимаем именно так, а не видим в нем контрагента, который может не отдать деньги.

РБК: Какие проблемы Вы видите на рынке факторинга?

В.Н.: Основной проблемой сейчас является демпинг со стороны некоторых крупных игроков. Такое могут себе позволить только очень крупные банки. В результате возникает ситуация, когда поставщики получают факторинг по ставкам, приближенным к ставкам по кредитам, а то и дешевле, чем кредит. Это нонсенс! В нормальной рыночной ситуации такого быть не может. А это значит, что долго так тоже продолжаться не будет. Акционеров банка, даже если он не является частным, не будет устраивать то, что там, где можно зарабатывать, идет демпинг.

РБК: Вы ждете этого момента или как-то боретесь?

В.Н.: Конечно, боремся! Во-первых, придумываем и внедряем новые продукты, которых еще нет у наших конкурентов, и захватываем неосвоенные ниши, во-вторых, активно развиваемся в регионах. Наши конкуренты тоже идут туда, но все равно отстают.

РБК: То есть опережаете по региональной экспансии госбанк?

В.Н.: Мы занимаем первое место по объему факторинговых операций во всех регионах, кроме четырех: Санкт-Петербурга, Приволжского, Южного и Уральского федерального округа. Это говорит о том, что в 2012 году мы приложим все усилия, чтобы выиграть и в этих регионах. У нас 51 филиал банка по стране, из них в 50 есть факторинг. Мы проводим постоянный анализ, изучаем конкурентов, активизируем наши сильные стороны и исправляем слабые. По состоянию на конец прошлого года доля региональной сети в нашем портфеле составила 33%.

РБК: Что нужно для того, чтобы хорошо продавался факторинг?

В.Н.: Во-первых, хорошая команда, а во-вторых, хорошее программное обеспечение. Без этих двух составляющих ничего не сделаешь. Мы вовремя вошли в рынок – мы здесь уже 10 лет. Начинали с отдела, состоящего из двух человек, теперь у нас большой департамент. Многие из тех, кто создавал и возглавлял факторинговое направление бизнеса в других банках и компаниях, прошли школу Промсвязьбанка. Промсвязьбанк – кузница кадров для факторинга. Я считаю, что у нас лучшая команда.

РБК: Вы называли среди ваших конкурентных преимуществ новые продукты, которых еще нет других. Расскажите о них.

В.Н.: В нашей стране в основном представлен факторинг с регрессом – он занимает почти 70% рынка. Именно здесь идет вся борьба. В основном компании борются за поставщиков в торговые сети. Считается, что здесь практически нет рисков. Любой новый игрок, который входит на рынок факторинга, пытается отхватить свой кусочек. Но и доходность в этой сфере также минимальна.

Есть еще сегмент внутреннего факторинга без регресса. Здесь все риски принимаются только на дебитора. Далеко не все игроки готовы им заниматься, но его доля тоже растет. Надо заметить, что в Европе и США структура факторинга представляет собой диаметрально противоположную картину той, что мы имеем в России. Там примерно 80% занимает как раз безрегрессный факторинг. В борьбе с игроками, которые занимаются демпингом, мы развиваем безрегрессный факторинг. При правильном подходе к рискам зарабатываем в этом сегменте рынка, в котором маржинальность гораздо больше. Так что их демпинг в каком-то смысле даже пошел на пользу рынку, поскольку стимулирует нас к развитию новых продуктов.

Есть много других продуктов, которые можно развивать. Например, реверсивный факторинг, когда инициатива исходит от дебитора, желающего получить дополнительную отсрочку в работе со своими поставщиками. В результате дебитор, а не поставщик, платит комиссию. У нас этот продукт очень хорошо работает как в Москве, так и в филиальной сети.

РБК: Исходя из тенденций, которые сформировались после кризиса, что Вы ждете в будущем?

В.Н.: Думаю, в будущем рынок не будет расти на 80% в год, как раньше - скорее всего, будет 40%. Демпинг, о котором я говорил, в этом году постепенно начнет сходить на нет. С другой стороны, на рынок выйдут новые крупные игроки, которые будут пытаться его захватить.

РБК: Не боитесь крупных игроков, обладающих мощными возможностями по снижению ставок?

В.Н.: Волков бояться – факторингом не заниматься. Мы уверены в своих преимуществах. Это нас только больше стимулирует для развития безрегрессного факторинга и других продуктов.

РБК: Вступление России в ВТО как-то отразится на рынке факторинга?

В.Н.: Безусловно. Даст мощный импульс развитию международного факторинга, который у нас в стране составляет 1% от факторинговых операций. Объем этого рынка вырастет в десятки раз. Что касается Промсвязьбанка, мы стали участником международной факторинговой ассоциации (Factors Chain International – FCI) с 2003 года. Мы стали первым участником от России. На данный момент занимаем 54% рынка импортного факторинга и 46% экспортного. Совокупный оборот по международному факторингу в рамках FCI в 2011 году превысил у нас 100 млн евро. Если в 2011 году российский рынок международного факторинга вырос в четыре раза, то мы – в пять раз. Причем в этой сфере нет факторов, которые занимаются демпингом. Эта сфера – одна из тех, в которых мы имеем преимущество. Фактически формируем рынок факторинга. Другими словами, рынок – это мы.

РБК: Каких показателей вы как лидер рынка планируете достичь в 2012г.?

В.Н.: Планируем удержать первенство. Наш оборот по факторинговым операциям в прошлом году составил 185,5 млрд руб., объем выплаченного финансирования достиг 138 млрд руб. Это на 48% больше аналогичного показателя предыдущего года. Всего за 2011 год на факторинговое обслуживание нам было передано свыше 1 млн поставок в адрес 2,7 тыс. дебиторов и заключено около 500 новых договоров.

В 2012 году будем стараться расти вместе с рынком. Надеюсь, это у нас получится. Что для этого надо, я уже сказал – развивать новые продукты и укрепляться в регионах. Мы для себя определили, что если в каких-то регионах или сферах деятельности мы не первые, значит, что-то недорабатываем, надо работать эффективнее. На сегодняшний день из 50 филиалов у 10 великолепные результаты, у 20 – хорошие, у 10 – удовлетворительные, у 10 – неудовлетворительные. Вот мы и работаем над тем, чтобы подтянуть каждого на более высокий уровень.