Выберите свой город
От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

РБК. Интервью Алексея Федоткина

В связи с неопределенной ситуацией в российской и европейской экономике банки сталкиваются все с новыми и новыми сложностями. Некоторым кредитным организациям не хватает капитала при активном росте кредитования, некоторые активно сражаются за локальные источники пополнения пассивной базы. И при этом практически все жалуются на все ухудшающуюся ситуацию с ликвидностью. Регулятор помогает банкам как может.

Однако ситуация остается нестабильной. В такую пору выжить могут самые технологичные, клиентоориентированные и дальновидные банки. Об обслуживании клиентов в условиях нестабильности, о проблеме с ликвидностью, о том, каким образом в наше время должен расти один из крупнейших частных банков в стране, а также о планах на будущее в интервью РБК рассказал старший вице-президент – руководитель Корпоративного блока Промсвязьбанка Алексей Федоткин.

РБК: Недавно банк отчитался по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) за I полугодие 2012г. Прокомментируйте, пожалуйста, результаты.

Алексей Федоткин:
Я считаю результаты очень хорошими. Если сравнивать их с I полугодием прошлого года, то прибыль выросла более чем в 3 раза и составила 3,8 млрд рублей. Это даже больше, чем было заложено в бизнес-плане. В первом полугодии отмечался рост и процентного, и комиссионного дохода, мы меньше отчисляли в резервы, экономили на затратах. Объемные показатели в корпоративном бизнесе практически все выполнены, в малом бизнесе — тоже. В рознице мы еще чуть-чуть не дотягиваем до бизнес-плана, но тренд тоже очень хороший: мы совершенствуем сервис, предлагаем интересные продукты – клиентов стало больше. В малом бизнесе цель на текущий год — меньше расти, больше зарабатывать, и это получается. По ключевым продуктам корпоративного блока – факторингу и международному финансированию – мы практически полностью выполнили план. По росту ¬остатков до востребования и депозитов в корпоративном сегменте мы опередили рынок, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года банк показал 30-процентный рост. Кредитный портфель прирос в соответствии с рынком — чуть меньше 20%. То есть все очень неплохо.

РБК: А что касается избавления от проблемной задолженности?

А.Ф.:
Это касается в основном розничного бизнеса. Мы, как и в прошлом году, продавали проблемные розничные кредиты. В целом мы продолжаем создавать резервы по всем направлениям бизнеса – и в корпоративном, и в малом, и в рознице, несмотря на замедление темпов образования проблемной задолженности.

Мы должны быть готовы к различным изменениям в российской и мировой экономической ситуации, поэтому наша политика в отношении резервов консервативна. Для клиента это означает надежность и предсказуемость банка.

РБК: В условиях текущей нестабильности в экономике стало ли сложнее привлечь качественного заемщика?

А.Ф.:
Мне кажется, нет. Клиентов достаточно сложно привлекать всегда. Но во время бурного роста, когда все хорошо, конечно, появляется чуть больше места на рынке, всем хватает места. Когда ситуация, например, такая, как в 2009г., когда все падало, естественно, количество качественных клиентов сократилось, и даже финансово устойчивым компаниям было непросто. Последние два года мы наблюдали восходящий тренд, а сейчас темпы немного упали. Если мы до кризиса росли на 50-70% в год, то сейчас все прирастают на 15-25%, и клиенты банков в том числе. И всем такая ситуация кажется нормальной. Качественные клиенты есть, их надо искать, для чего в банках специальные службы и созданы.

Качественные клиенты — не только те, кто кредитуется. Очень много компаний, которые не кредитуются совсем или используют кредитные лимиты по минимуму. Они тоже являются нашей целевой аудиторией. Как раз за них сложнее бороться, потому что одно дело бороться на рынке кредитов и совсем другое – привлекать компании качеством сервиса и технологий, некредитной линейкой.

РБК: Наблюдается ли сейчас спрос на инструменты торгового финансирования, насколько поменялось отношение клиентов к этим инструментам в связи с нестабильностью в еврозоне?

А.Ф.:
Спрос по-прежнему хороший, портфель международного финансирования в банке растет. Дело в том, что инструменты торгового финансирования достаточно универсальны, а в обстановке, когда целые государства начинают вызывать беспокойство, клиенты с гораздо большим вниманием относятся к возможности застраховать свои риски, используя аккредитивы и гарантии. При этом мы можем хеджировать и валютные риски, клиент просто-напросто получает привлеченное за рубежом финансирование в рублях или в определенной пропорции – "валюта/рубли".

РБК: Трудно ли сейчас найти квалифицированных специалистов в области торгового финансирования?

А.Ф.:
Сложно ответить однозначно. Если говорить о позиции руководителя такого рода, то она является практически уникальной. Очень мало людей, которые сочетают и опыт работы с международными банками, и понимание работы с клиентами, и знание банковских продуктов, и опыт работы в продажах, и плюс к этому обладают управленческими качествами. С менеджерами ситуация лучше, хотя их тоже мало. Но у нас есть отработанная за десять лет технология обучения сотрудников. Нам проще взять хорошего relationship-менеджера и научить его продукту. Мы неоднократно это делали, и наши лучшие ребята — это люди, которые были клиентскими менеджерами, они варились внутри кредитного процесса, учились понимать продукт и продавать его. Хотя это не отменяет того, что периодически мы берем опытных людей с рынка.

РБК: А на какой сегмент клиентов-юрлиц прежде всего ориентирован бизнес Промсвязьбанка?

А.Ф.:
Малый бизнес мы выделили в отдельное направление — это компании с выручкой до 360 млн руб. в год. Далее средний бизнес — от 360 млн руб. до 2,5 млрд руб. в год. Все, что свыше выручки в 2,5 млрд руб. в год, – это корпоративные клиенты. Верхняя граница не ограничена, но условно таргетируемая категория клиентов — компании с ежегодной выручкой до 1 млрд долларов. С одной стороны, это очень большой разбег, но когда мы обучаем своих менеджеров, то ориентируем их примерно на такой диапазон. Можем ли мы привлечь более крупную компанию? Не проблема. Такие клиенты есть в нашем портфеле. Если компания отвечает поставленным задачам по доходности, с удовольствием с ней работаем.

РБК: Среди стандартных услуг, имеющихся в обойме любого банка, есть что-то, чем Промсвязьбанк может удивить клиента?

А.Ф.:
Считается, что корпоративный бизнес довольно стандартный и в нем все все умеют. Компании хотят стабильности, предсказуемости, доступности, чтобы планировать и развивать свой бизнес при поддержке банка. В этом смысле у нас никакой инновационности нет. Мы говорим клиентам, что выбрали для себя стратегические направления, их развиваем, и вы можете быть уверены, что в нашем лице найдете поддержку. Это первая часть ответа. Вторая часть заключается в следующем: да, в корпоративном бизнесе все все умеют, но все по-разному. У каждого банка на сайте есть большой перечень услуг. Но одно дело, когда банк один раз попробовал работать в определенном направлении и у него это получилось, и совсем другое дело, когда ты занимаешься этим профессионально, делаешь это каждый день, имея в арсенале экспертизу и технологии. Практически во всем, что мы делаем, это как раз такой случай. Мы говорим: "Да, мы умеем делать факторинг, да, на этом рынке мы в лидерах". И это факт. Мы проворачиваем такие объемы с разнообразной клиентской базой такое большое количество лет, что люди понимают — да, мы умеем это делать. Является ли услуга факторинга уникальной? Нет. Является ли факторинг от Промсвязьбанка в чем-то уникальным? Да. То же самое – с международным финансированием. Можно сколько угодно рассказывать о том, что ты сделал одну или две сделки в своей жизни. До кризиса даже небольшие банки могли это делать. Но как стратегия, как услуга, поставленная на поток, – это сейчас редкость. Это как раз то, что мы умеем. Наша цель — максимально комплексно обслужить клиента. При этом мы никогда не говорим, что нам нужно быть единственным банком. Это плохо как для банка, так и для обслуживающегося в нем клиента. Самой устойчивой и спокойной конфигурацией является такая, при которой компания, в зависимости от размера, имеет два-три "домашних" банка.

РБК: Есть ли у банка планы по выходу до конца года на долговые рынки?

А.Ф.:
В начале сентября мы закрыли сделку по субординированным облигациям на 5 млрд руб. Других четко оформившихся планов пока нет.

РБК: На Ваш взгляд, достаточно ли Банк России гибок в предоставлении банкам источников ликвидности? Может быть, чего-то не хватает?

А.Ф.:
С точки зрения инструментария, он достаточен. Безусловно, банкам нужны более "длинные" деньги. Но это та проблема, о которой очень долгое время все говорят, и нельзя сказать, что она как-то решается. От банков хотят, чтобы они "вдлинную" кредитовали, при этом абсолютно не понятно, откуда банкам эти пассивы взять. А так, я считаю, что тот инструментарий, который предлагает ЦБ РФ с точки зрения его вариативности и структуры, эффективен. Ситуация с ликвидностью не кажется мне какой-то напряженной. Вместе с тем депозитные ставки на розничном рынке растут. Это не очень хорошо, поскольку рост ставок по депозитам со стопроцентной корреляцией приводит к росту кредитных ставок. Но я не ожидаю ухудшения ситуации с ликвидностью до конца года. Деньги есть на рынке, единственное, что меня беспокоит, так это их стоимость.

РБК: Какие планы у Промсвязьбанка по развитию до конца 2012г.? Каковы планы по операционным показателям?

А.Ф.:
Все направления нашего бизнеса будут расти в соответствии со стратегией: более динамичного роста мы ожидаем по ключевым нашим продуктам. Это факторинг, международное финансирование, депозиты, транзакционный бизнес. Обычное кредитование будет расти чуть медленнее, чтобы компенсировать общий рост. А такие направления нашего бизнеса, на которые мы делаем ставку с точки зрения капитализации, привлекательности банка для инвесторов, в которых маржинальность выше, будут развиваться более быстрыми темпами: малый бизнес, средний бизнес и розница. Наша цель – чтобы половину нашего бизнеса составляла розница, малый и средний бизнес. Это очень простая и понятная картина того, что мы хотим.