Выберите свой город

От выбранного города зависит представление информации на страницах (например, цены и контакты). Или ищите от А до Я
En | Ru

Эксперт РА

Интервью Виктора Носова, вице-президента, управляющего директора по факторингу

Как изменился рынок факторинга за 2014 год, какие события и тенденции Вы бы выделили в качестве основных? Какие результаты показало факторинговое подразделение Промсвязьбанка по итогам прошедшего года?

Несмотря на общее ухудшение экономики, год для нас выдался достаточно богатым на достижения.

По итогам 2014 года мы показали рост значительно больший, чем сам рынок и основные наши конкуренты. В абсолютном значении мы лидеры по регрессному внутреннему факторингу и, традиционно, по международному факторингу. Кроме того, мы запустили факторинг в Белоруссии и продолжили развивать нашу компанию в Казахстане. В 2014 году нами был запущен экспортный факторинг при участии Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР). Также мы запустили пилотный проект – электронный документооборот. В этом году это позволит нам внедрить полноценную рабочую систему для клиентов.

Если говорить об отрицательных аспектах, то произошел значительный рост стоимости ресурсов для бизнеса, что не могло не сказаться на наших клиентах. Есть клиенты, бизнес которых сейчас закрывается - он стал нерентабелен. Есть клиенты, которые молча «тянут лямку». Тяжелее всего сейчас сегменту МСБ.

Насколько существенно выросли факторинговые ставки для среднего и крупного бизнеса?

Ставки по рынку, безусловно, существенно выросли. Причем, бизнесмены реагировали на рост ставок по-разному. Многие надеялись, что Центробанк быстро снизит ключевую ставку. Этого не произошло, и ставки, в среднем, по рынку достигали 30%. Сейчас они немного снизились.

В кризис 2008-09 гг. Факторы столкнулись с массовым переходом клиентов на предоплату. Наблюдается ли сейчас такая тенденция?

Да. В конце года несколько сетей подтвердили нам, что с рядом контрагентов начали работать по предоплате. Дело в том, что в ситуации, когда поставщик, который работает с сетью, получает ставку по факторингу порядка 30% годовых, он транслирует в сети информацию о повышении стоимости на свою продукцию. Поэтому сетям при условии наличия свободных денег, конечно же, выгоднее вносить предоплату.

Насколько удалось отыграть негативное влияние от эмбарго на импорт отдельных видов продукции в Россию? Начал ли работать принятый курс на импортозамещение?

Факторинг в Белоруссии мы запустили как раз для наших импортеров., Мы помогаем заменить импорт из санкционных стран. И первый наш клиент – крупнейший импортер сыров – больше не закупает эти сыры на Западе и осуществляет закупки в Белоруссии. Пока импортозамещение работает не так хорошо, как хотелось бы. В результате санкций, конечно, были потери объемов рынка.

Как на объемах рынка и на динамике факторингового бизнеса Промсвязьбанка сказалось ослабление курса рубля?

Последствия падения рубля рынок факторинга ощутит в первом квартале 2015-го, когда у сетей закончатся деньги.  Покупательская способность наших граждан уменьшилась – покупать стали меньше и умереннее. Дневная выручка сетей резко падает, а аренда - в долларах. Соответственно, стоимость аренды фактически выросла в два раза и продолжает расти, она не окупается. Сети будут либо сокращаться, либо дефолтиться. Спрос на факторинг значительно упадет.

Пока усиленно продолжает работать только сегмент продовольствия. Думаю, что в ближайшие несколько месяцев спрос на факторинг будет со стороны именно этого сегмента рынка.

Многие Факторы на протяжении 2014 года «закручивали гайки» в системах контроля за рисками. Правильно ли я понимаю, что в декабре «гайки закрутились» еще туже?

– Я неоднократно подчеркивал, что мы «закрутили гайки» еще после кризиса 2008 года. Грамотно выстроенная система риск-менеджмента позволяет нам иметь факторинговый портфель высокого качества. Конечно, в декабре никто не знал, что будет с рублем, что будет со ставками, что будет с нашими клиентами, поэтому всем факторам без исключения пришлось сильнее «закрутить гайки». Сейчас мы постепенно их «откручиваем» – смотрим на «самочувствие» клиентов, на платежную дисциплину дебиторов.

Какова динамика проблемных активов по итогам 2014 года?

Глобальных проблем на рынке пока нет, но я уверен, они проявятся в ближайшем будущем. Проблемные активы и по рынку, и в Промсвязьбанке будут показательны по состоянию на 1 апреля.

Каковы перспективы развития факторингового направления Промсвязьбанка и рынка факторинга в целом в 2015 году? Какие потенциальные точки поддержки рынка Вы бы выделили?

В 2015-м году мы увидим значительное сжатие рынка – по нашим прогнозам не менее, чем на 20%. Если санкции будут отменены и бизнес наших клиентов начнет оживать, то и рынок начнет расти. Если санкции ужесточат, то рынок может упасть и на 40, и на 50%. Поводов для оптимистичных прогнозов пока крайне мало.

По моему мнению, основная задача у всех факторов на 2015 год – риск-менеджмент, борьба за правильных клиентов, за сохранение портфеля и доли рынка, выход из проблемных клиентов.  Боюсь, что в такой же парадигме рынок будет существовать и в 2016 году.

Я считаю, что в таких условиях факторы должны стараться диверсифицировать свой бизнес. Мы для себя ставим задачу на этот год – увеличение числа сделок через ЭКСАР, развитие факторинга в Белоруссии и в Казахстане, выход еще на один зарубежный рынок – в страну, не входящую в СНГ. Кстати, сейчас обсуждаются поправки в закон о валютном регулировании. В случае, если их примут, факторы смогут предоставлять компаниям-резидентам финансирование в валюте. Уже сейчас у нас есть клиенты, которые не пользуются факторингом только из-за того, что финансирование предоставляется исключительно в рублях. А значит, получение финансирования в валюте стимулирует рост экспортного факторинга.